Буревестник штормовой

Мало кто из моряков сейчас обращает внимание на птиц, парящих вокруг судна. Или на их отсутствие. Этот факт уже неважен. То ли близость земли, то ли изменения в погоде определять этими факторами никто не будет. Зачем? Есть новые технологии. Птицы же, разные по размерам, повадкам, на протяжении всего их и нашего существования дают нам знаки, предупреждают, предостерегают, извещают. Мы уже потеряли умение и навыки читать эти сигналы и послания. Авгуров давно уже нет. В лучшем случае любуемся их полетом, иногда при этом чувствуя некий щемление в груди и замедление сердцебиения. А потом мелькнет мысль: «А что же это за птица такая?», но мы ее отгоним и вернемся нанести на карту свое местоположение, просто обрисовав координаты с экрана приемника GPS. Впоследствии подумается: «А может, это был альбатрос? Или буревестник?», и все на этом.

Наименьшего из морского птичьего семейства британцы зовут petrel, а полное название – British storm petrel. А вот с какого испуга по-русски эту странную птицу зовут «прямохвостая ухватка», сказать нельзя. Или же «kingfisher», на украинском – это «рыбалка», а вот соседи наши северные назвали его «зимородком». Обычно название отражает какие-то особенности, черты, отличия того или иного. Вот и петрел – уменьшительное от Петра. Имеется в виду святой Петр, который, как и Христос, ходил по воде. Мореплаватели наблюдали, как эта птичка во время шторма, спрятавшись за подветренным бортом судна, с подскоком, словно цыпленок, бежит по поверхности моря. А отсюда еще одно название – Mother’s Carey chicken. Mother Carey – извращенное латинское «mater cara» – «дорогая мать», еще одно имя Богородицы Девы.

Несмотря на эти сакральные названия штормовых петрелей связывают со злыми силами потустороннего мира. Так бретонские рыбаки говорят, что это души жестоких, бессердечных шкиперов, обреченных навечно летать над морем. И действительно – всю свою жизнь петрели проводят над морем и в море, а прилетают на сушу недели на три-четыре в мае-июне, чтобы вывести потомство – одно яйцо. Британцы же вообще видят в этих маленьких птицах водяных ведьм – waterwitches. Может, потому, что считали их предвестниками бури? Может, поэтому их сжигали до конца девятнадцатого столетия жители Шетланских островов в виде светильников, пропустив через их тело фитиля? Что же такого дьявольского, сатанинского видели в маленьком буревестнике – штормовом петреле?

Автор: Александр Береза

Схожі записи